Форум » Архив НСФ » Код Евангелия » Ответить

Код Евангелия

Felix: Царство Божие, как оно есть 1) В это же время в разных местах страны также произошли беспорядки. Положение дел подстрекало многих протянуть руку к царской короне. В Идумее взялись за оружие две тысячи ветеранов Ирода и открыли войну с приверженцами царя. Ахиаб, двоюродный брать царя (I, 33, 7), боролся с ними, скрываясь за сильнейшими крепостями, но избегая всякого столкновения с ними в открытом поле. Дальше, в Сепфоре, в Галилее, Иуда—сын того Езекии, который некогда во главе разбойничьей шайки разорял страну, но был побежден царем Иродом (I, 10,5)[10], поднял на ноги довольно многочисленную толпу, ворвался в царские арсеналы, вооружил своих людей и нападал на тех, которые стремились к господству. [10] За убийство этого патриота, мстившего за свой народ набегами на римлян и сирийцев, Ирод был тогда привлечен к суду синедриона. Иуда унаследовал от своего отца пламенную ненависть к римлянам и всякому игу вообще. Он стремился к восстановлению „царства Божия", т. е. республиканского правления на началах иудейской религии, и был ярым врагом римлян. Он вероятно тождественен с Иудой Галилеянином, который впоследствии играл выдающуюся роль и образовал партию так называемых „зелотов''. 2) За этим несчастием последовало другое волнение, вызванное фак-том открытого грабежа. На дороге у Ветхорона[68] разбойники напали на багаж императорского слуги Стефана и разграбили его. Куман приказал сделать набег на близлежащие деревни и забрать в плен их жителей за то, что они не преследовали и не задержали разбойников. При этом случае один солдат, найдя в деревне Священное Писание, разорвал его и бросил в огонь. Иудеи были этим так потря-сены, точно вся их страна стояла в пламени. ... 4) В одно время с ними появилась другая клика злодеев, которые, будучи хотя чище на руки, отличались зато более гнусными замыслами, чем сикарии, и не менее последних способствовали несчастью города. Это были обманщики и прельстители, которые под видом воинственного вдохновения стремились к перевороту и мятежам, туманили народ безум-ными представлениями, манили его за собою в пустыни, чтобы там показать ему чудесные знамения его освобождения, Феликс усмотрел в этом семя восстания и выслал против них тяжеловооруженных всадников и пехоту, которые убивали их массами. 5) Еще более злым бичом для иудеев был лжепророк из Египта. В Иудею прибыл какой-то обманщик, который выдал себя за пророка и действительно прослыл за небесного посланника. Он собрал вокруг себя около 30 000 заблужденных, выступил с ними из пустыни на так называемую Елеонскую гору, откуда он намеревался насильно вторгнуться в Иерусалим. Обманщики и разбойники соединились на общее дело. Многих они скло-нили к отпадению, воодушевляя их на войну за освобождение, других же, подчинявшимся римскому владычеству, они грозили смертью, заявляя открыто, что те, которые добровольно предпочитают рабство, должны быть при-нуждены к свободе[83]. Иудейские древности Иосифа Флавия Глава восьмая Ирод ... умер... 4. Архелай справил в честь отца, как того требовал обычай, семидневный траур, затем угостил своих друзей и, отменив траур, направился в храм. … При этом Архелай сказал, что он пока не принимает титула царя, потому что тогда только будет иметь на него право, когда император утвердит завещание отца его. 2. Глава девятая 2. 1. В это время некоторые иудеи, собравшись для того чтобы совершить попытку к восстанию, стали громко оплакивать Матфия и его умерщвленных Иродом товарищей, которые из страха народа перед последним до сих пор не удостоились еще чести быть погребенными; эти люди были приговорены к казни за снятие золотого орла [с храма]. В это время наступил праздник, в который иудеям древним законом предписано есть опресноки. (Этот праздник носит название Пасхи, служа напоминанием их удаления из Египта; эти дни иудеи празднуют особенно охотно, и у них в обычае приносить тогда больше жертв, чем в какой-либо другой праздник; в это же время на поклонение Всевышнему стекается в город бесчисленная масса жителей не только из пределов их собственной страны, но и из-за границы.) И вот бунтовщики, оплакивавшие смерть законоучителей Иуды и Матфия, также собрались в храме, где у них всего было вдоволь, потому что им не было стыдно выклянчивать себе запасы у других. Тогда Архелай, опасаясь, как бы эти люди в своем ослеплении не решились на опасные меры, выслал к ним отряд тяжеловооруженных под командой хилиарха[26] с предписанием сдержать пыл бунтовщиков раньше, чем к ним присоединится и ими будет увлечена слишком большая часть народа. Поэтому он выслал все свое войско, а также кавалерию, предписав последней воспрепятствовать тому, чтобы заключенным в храме была оказываема какая-либо поддержка со стороны расположившихся вне святилища, а также ловить тех, кто избегнет рук пехоты и считал бы себя уже в безопасности. Таким образом всадники перебили до трех тысяч человек; остальные ушли на ближайшие возвышенности. Затем Архелай велел возвестить всем, что разрешает им вернуться к делам своим. Тогда эти люди оставили празднование Пасхи и возвратились домой, боясь всяких осложнений, хотя они [вначале] и выказали, благодаря своей необразованности, такую дерзость. В то же самое время отправился в Рим также другой сын Ирода, Антипа, имея в виду со своей стороны выступить претендентом на престол. Он был побужден к тому Саломеей, которая убедила его, что он имеет больше прав на престол, чем Архелай, так как он был объявлен царем в первом завещании, которое имеет более законной силы, чем написанное впоследствии. 4. В это же самое время множество других волнений охватило Иудею, причем многие решились на открытую борьбу либо в надежде на личную выгоду, либо из ненависти к иудеям. Так, например, две тысячи бывших солдат Ирода, вернувшихся теперь на родину, собрались в пределах самой Иудеи и начали неприязненные действия против царских приверженцев. Сопротивление стал им оказывать двоюродный брат Ирода, Ахиаб, но так как более опытные в военном деле противники оттеснили его с равнины на плоскогорье, то он искал по возможности спасения в неприступных горных ущельях. 5. Был там также некий Иуда, сын могущественного атамана разбойников Иезекии, которого Ирод с большими трудностями держал в повиновении. Этот Иуда собрал около галилейского города Сепфориса огромную толпу отчаянных людей, сделал набег на царский дворец, захватил все находившееся там оружие, вооружил им всех своих приверженцев и похитил все находившиеся там деньги. Так как он грабил и брал в плен всех, кто ему попадался на пути, то он всюду вселял ужас. При этом им руководило желание добиться высшего положения и даже царского достоинства; впрочем, он рассчитывал достигнуть этого не столько доблестью, сколько дерзким захватом. 6. Существовал тогда также один из служителей царя Ирода, некий Симон, человек красивый, огромного роста и крайне сильный, пользовавшийся доверием царя. Основываясь на беспорядочном состоянии дел, этот человек осмелился возложить на себя царский венец. Собрав себе толпу приверженцев, которые в своем безумии провозгласили его царем, и считая себя вполне достойным этого высокого сана, Симон разграбил и сжег царский дворец в Иерихоне. Равным образом он предал пожару целый ряд других дворцов в стране, причем предоставлял толпе своих приверженцев грабить их сколько угодно. Он, наверное, совершил бы еще более значительные беззакония, если бы против него не были приняты меры: Грат присоединил царские войска к римским и во главе этой рати выступил против Симона. Когда затем произошла продолжительная и ожесточенная битва, большинство приверженцев Симона, происходивших из Переи и представлявших из себя беспорядочную толпу, сражавшуюся скорее храбро, чем умело, погибло, а сам Симон, искавший спасения в бегстве по узкому ущелью, попался в руки Грата и был им обезглавлен[33]. Около Иордана, в Амафе, дворец был также сожжен толпой бродяг, похожих на приверженцев Симона. Таким образом, полная разнузданность овладела народом, так как у него не было своего царя, который мог бы доблестным правлением сдерживать народную массу, а прибывшие для успокоения возмутившихся иноземцы лишь подливали масла в огонь своим наглым отношением и своим корыстолюбием. 7. Вместе с тем даже некий Афронг, человек, не блиставший ни знатностью рода, ни личной доблестью, ни обилием денежных средств, всего-навсего простой пастух, отличавшийся, впрочем, огромным ростом и недюжинной физической силой, решился домогаться царской власти. Удовольствие пользоваться выдающимся положением заставляло его не дорожить даже личной жизнью и подвергнуться гибели. У него было четверо братьев, таких же рослых и сильных, как он сам. В них он рассчитывал иметь хорошую поддержку при овладении царским престолом. Так как около них собралась огромная толпа приверженцев, то каждый из братьев взял на себя командование одним отрядом. Таковы-то были его военачальники. Они помогали ему, вступая постоянно, по собственному усмотрению, в стычки. Сам же Афронг надел на себя царский венец и держал совет относительно дальнейшего образа действий.

Ответов - 85, стр: 1 2 3 4 5 All

kio: Felix пишет: Я сожалею о таком впечатлении, потому что сам верю в Бога. Так я тоже верю в Бога. Я, как мне видится, не написал ничего, что бы говорило об отрицании Бога и я не делал вывод о том что Вы не верите в Бога. Поэтому я прошу прощения, что смутил Вас своими высказываниями. Felix пишет: Анализировать можно и стоит проявление этой человеческой природы, хотя интересовать может и проявление божественной воли. Революционность Христа, агрессивность в отношении врагов, стремление к свержению власти оккупантов и их прислужников, желание свободы и справедливости народу израильскому - понятно. Но Нагорная проповедь произнесённая этим же Христом, с любовью и благословением к врагам и к ненавидящим нас, с обращением щеки, с блаженством для миротворцев, с блаженством изгнанным за правду и т.д. говорит о другом человеке, о человеке отрицающем революцию плоти, а пропагандирующему революцию духа и мировоззрения. Это пример проявления в одной личности человеческой природы и божественной воли?

kio: АБВ пишет: И каждый слепой истолковывал то с чем соприкасался Так а что Вы хотите, вера всегда подразумевает разность взглядов - это неизбежно. Вера - это элемент свободы. Если веру превратить в "знание", то она станет насилием, что мы и наблюдаем. "Бога не видел никто"(Ин.1), тогда почему кто-то утверждает, что Он именно "хвост" и если за него благоговейно и чинопоследовательно дёрнуть, то произойдёт чудо и свалится сверху "манна" подтверждающая правоту того кто утверждает? Ладно бы только утверждали словом, а то ведь и делом утверждают, оправдываясь тем, что вера без дел мертва. Диктуют, обвиняют, наказывают не сомневаясь. Это как раз, на мой взгляд, полное отсутствие веры

fylhtq: kio пишет: Я тоже сторонник того, что жизнь вечная, это следствие, а не цель. Она(жизнь вечная), естественное продолжение для тех кто её достоин. Иначе не понятно, что с ней делать, с этой вечной жизнью. Согласен. И земная то жизнь с возрастом прискучивает, исчезает драйв, а тут непонятная "вечная" впереди. Вечная жизнь, похоже действительно это естественное продолжение физического существование человека на земле, для всех или не для всех, вот в чем вопрос. В этом плане в современной квантовой теории некоторые известные физики высказывают вполне авторитетные суждения, основанные на экспериментах, что квантовые частицы (основы физического мироздания) могут существовать одновременно в нескольких измерениях (таковых насчитывают, кажется, 11) и агрегатных состояниях, то есть, как бы, подтверждаются идеи фантастов о паралельных мирах. А квантовый мир ряд физиков считают неким единым субстратом, в котором нет единичного, то есть вроде бы как и восточные мистики.

kio: fylhtq пишет: А квантовый мир ряд физиков считают неким единым субстратом, в котором нет единичного, то есть вроде бы как и восточные мистики. Возможно. Говорить о том, о чём даже наука имеет смутное представления и экспериментирует с тем что под рукой - трудно, спорно. Человек личность сложная, но главное, что он личность. Хотелось бы остаться личностью, а не раствориться в чём-то или в ком-то даже очень совершенном. Я бы не хотел раствориться в божестве - смахивает на "каннибализм".

Фисик: Термин "евангелие" христиане украли из правительственного языка Рима, оно означает “высочайший приказ” - “благую весть государя народу”. Сначала религия не называлась "христианской" и распространялась по портовым городам среди опустившихся отбросов общества, римских проституток которым нужно было божественное оправдание своей подлой жизни и прозелитов, которые легче всего поддавались христианской лжи и обещаниям списания всех грехов. Самыми набожными христианками становились самые обыкновенные кающиеся гетеры, истрепавшие с годами свой талант. И это не случайно. Раннехристианские "блаженные праведницы" метались между молельней и своими притонами. Это они придумали известную формулу: "Не согрешишь - не покаешься, а не покаешься - не спасешься". Новая религия, заразив достаточное количество куртизанок и рабов, первоначально называлась по разному: то "истинно верующие", то "верные ученики апостолов", то “новое пророчество”. Название "христиан" дали им их противники. Лишь в конце II века оно станет общепринятым и господствующим. Евагелие от Луки. Глава 18_10-14 "два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится". Евангелие от Матфея. Глава 21_31-32 Иисус: "мытари и блудницы, вперед вас идут в Царство Божие"; Надо грешить обязательно, причём, чем больше, тем лучше, потом прийти покаяться, закупив индульгенции прощения и снова смело идти грешить; проповедуемый христианами образ жизни, только так можно попасть к христианскому богу.



полная версия страницы