Форум » Корзина » Джулия Коронелли, кто это? » Ответить

Джулия Коронелли, кто это?

Виталий: Так жжет глаголом отцов Старки, что хоть Святых выноси. Интересно, а какого она согласия? Липованка что ли? Только имя странное, наверное- псевдоним?

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Буденный: Утверждает что КЦ, но службы не посещает.

Виталий: Да? Странно... а что она хочет?

Буденный: Да, вот еще, раньше звали проще: Юля Королева. Когда окоронеллила не знаю.

Буденный: Хочет, что бы все признали её гением. Человек серьезно болен психически. Написала книжку о якобы своих предках, издала за свой счет 200 экземпляров, 50 из них выкупила и разослала по библитотекам. Кроме мании величия считает, что её преследуют за эту книгу антисемиты фашисты и коммунисты.

Виталий: Буденный пишет: Хочет, что бы все признали её гением. Ну это похвально!:- ))) Я вот нашел её ЖЖ сайт, трудно что понять. Да вот, она там выдвигает претензии - что староверы не правильно празднуют Новый Год. Или как бы- что вообще его не должны праздновать. Как то странно... если она католичка, какая ей разница? Да плюс у себя же разместила- как сама празднует. Не пойму логики. Там у неё, какой то парень бородатый... или она требует чтоб Рожество- 25-го декабря отмечали? http://juliyacoronelli.livejournal.com/1158567.html И почему она решила, что ребятки со Старки, вместе праздновали? Они на сколько я знаю, из разных согласий.

Виталий: Буденный пишет: что её преследуют за эту книгу антисемиты А она что- еврейка что ли? Фамилия то вроде итальянская? И вроде она какая то- графиня? Не может же быть еврейка- графиней? Ну ладно, это всё ерунда. Интересно, за что она так Старку невзлюбила? Вроде там она не писала ни чего.

fylhtq: Тетка по текстам не в себе, но мне по ее слогу показалось что она иностранка, которая тут живет, но этот клоун который её банит это реальный социопат и тупой говнюк.

Виталий: fylhtq пишет: но этот клоун который её банит это реальный социопат и тупой говнюк. А кто её забанил то? Со "Старки" что ли? Я в реале, пересекался только с двумя. С Сергеем и Михаилом, мне показались- нормальные, юморные мужики. Хотя за полчаса трудно узнать людей. Кстати, обратил внимание, что у Евгения Иванова, ЖЖ сайт- на половину состоит из цитат этой женщины, он что её поклонник? Графиня, итальянка, латинская староверка, писательница- прям женщина загадка! )))

Титов: http://evgenyivanov.livejournal.com/1435661.html

б: Он её как бы муж. [URL=http://radikale.ru/][IMG]http://radikal.ua/data/upload/4efc3/05615/1e722cd69a.jpg[/IMG][/URL]

Виталий: б пишет: Он её как бы муж. Кто же их повенчал? о. Черногор что ли? Она же католичка.

Виталий: Титов пишет: http://evgenyivanov.livejournal.com/1435661.html Ой! Там же этот мальчуган -Ваня... конченый негодяй, почитайте Куравник.

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: ВЫ КТО?

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: КАК БЫ МУЖ-ЭТО КАК?

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: АУУУУУУУУ - НУ ЕЩЕ ДАВАЙТЕ ИНТЕРЕСНО ЖА

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: БУДЕНЫЙ-ТЫ КТО

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: Преодоление (журнал) [править | править исходный текст]Материал из Википедии — свободной энциклопедии У этого термина существуют и другие значения, см. Преодоление. Преодоление — журнал для инвалидов, основан в 1990. Выходит с 1991. Учредитель — центр «Эрудиция-Содействие-Просвещение (ЭСП) Всесоюзного гуманитарного фонда им. А. С. Пушкина» Главный редактор — Калиничев Владимир Алексеевич Тираж — 5 000 — 30 000 экземпляров[1] Периодичность — один раз в два месяца Территория распространения — Россия, СНГ, зарубежные страны Цель[править | править исходный текст] Журнал продолжил традицию дореволюционного издания Русский инвалид. По словам главного редактора, основная задача журнала: Привлечение к активной жизни людей, которые не в состоянии общаться друг с другом с другом, предоставление им возможности узнать о жизни и борьбе за существование таких же, как они. Рубрики[править | править исходный текст] Голубой вагон — иллюстрированный журнал в журнале для детей. Госпожа Удача — первая служба знакомств для инвалидов в России, с целью создания семьи. (Первая ведущая рубрики — Джулия Коронелли с 1991 по 1998) В рамках проекта журнала «Преодоление» была создана одноимённая радиопередача.

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: Великий Инквизитор Фландрии и Эразм Роттердамский Коронелли Джулия Евгеньевна Вот что будет, Джу, в новой книге доктора исторических наук, Савелия Дудакова (Израиль) о тебе и твоей книге. Прислал Евгений Минин. Мой друг Евгений Минин попросил написать предисловие к книге под названием «Книга Коронелло», одной героической женщины из Москвы. Прочитав ее труд, я был удивлен силой духа наследницы одной из самых интересных еврейских семей, насчитывающих свыше 500-от лет. Старинная испанская фамилия Коронелло существует пять с половиной веков. Отрадно, что представительница этой талантливой фамилии с энтузиазмом изучила извилистый путь предков из Испании на далекий Север в Россию, но о любопытно и то, что история еврейского народа насчитывает четыре тысячи лет. А как попали наши предки на Пиренейский полуостров? Существуют несколько версий их появления, еще в те далекие времена, когда семитский Карфаген владел Испанией. Во второй половине XIX века утвердилось мнение, что семиты Старого и Нового Карфагена, приняли ортодоксальный иудаизм в I веке новой эры. О количестве евреев среди испанцев – цифры разнятся. Но если считается, что инквизиция сожгла порядка 20 тысяч человек, то понятно, что число избежавших лап инквизиции приближалось к реальному количеству – около полумиллиона людей. Во всяком случае, и по сей день трудно найти испанца, включая и королевскую семью, в котором бы не текла еврейская кровь. Исследование, произведенное госпожой Коронелли в известном смысле парадоксально. Семья, имевшая громадные капиталы, субсидировала экспедицию Колумба, который сам того не зная, открыл Новый Свет. Семья эмигрировала в Португалию, а затем в Бразилию, в Нидерланды, в Италию, в Турцию, а, следовательно, попала в Грецию и Палестину… С денежной помощью Коронелло были обустроены Цфат и Тверия. Началось медленное возвращение евреев на Святую Землю. И дело происходило в XVI веке. Читатель будет с неослабевающим интересом следить за путешествием во времени и в пространстве этой очень талантливой семьи. Обычно, после добрых слов, сказанных автору уникальной эпопеи, следует добавить несколько критических, но я воздержусь, ибо преклоняюсь перед трудолюбием достойной представительницы рода. Она шла за своими предками изгоняемыми инквизицией, преследуемыми мусульманами, революциями, террором – якобинским, красным, сталинскими палачами, нацистскими извергами из страны в страну, и, в конце концов, Коронелли могут сказать: «Мы выжили, несмотря ни на что!». Доктор исторических наук Савелий Дудаков. (Израиль) ОДНА ИЗ ГЛАВ КНИГИ КОРОНЕЛЛО Религиозная революция. Гуманисты и теологи Время Карла V – эпоха гуманизма, реформации и инквизиции. Эти три отправные точки – лишь ориентиры в духовной жизни тех лет. Карл V пытается строить общеевропейскую монархию на основе Священно-Римской Империи. Такая политика вынуждает Испанию к серьезной борьбе с главным католическим конкурентом – Францией. Именно с ней Испанская Империя в ходе длительных войн делит итальянские земли, так и с германскими протестантами, а также с Портой Оттоманской, которая в тот период переживает свой расцвет, и которой совсем не чужда идея веротерпимости и просвещения. Война идет не только на полях брани, но и на церковных кафедрах, в университетах, типографиях. Слово «знание» в эпоху Императора Карла V весьма часто служит синонимом слову «истина». Уставшие от жадности и лжи священников люди, требуют от Церкви обновления. Старое никого не устраивает, а относительно нового царят разные взгляды: Одни, требуют честности, нестяжательства, подвижничества; Другие – просвещения и образования; Третьи, усомнились во всем церковном учении, призывая следовать одной только Библии. 18 октября 1517 года Папа Римский Лев X выпускает буллу, благословляющую продажу индульгенций. (Церковный документ, заменяющий наказание за грехи, денежной выплатой). Индульгенции выдавались Ватиканом веками, но на этот раз общество взорвалось. Профессор богословия Виттенбергского университета Мартин Лютер прикрепил к церковным дверям прокламацию, содержащую «Девяносто пять тезисов», в которой он позволил себе усомниться в роли Рима в деле спасения душ человеческих. Так началась великая эпоха Реформации и борьбы с нею. Несмотря на исторически смутное время вчерашние раввины, нынешние дворяне Коронел процветали. Их таланты были востребованы новым обществом, которое жаждало знаний чуть ли не сильнее золота. Братья Майера Меламеда Коронел (возможно двоюродные – прим. авторов) – Антонио Нуньес Коронел и Льюис Нуньес Коронел представляют собой элиту европейского богословия. Льюис Нуньес Коронел (рожденный не позже 1470 года), служит два года Великим Инквизитором (Генерал Инквизитором Фландрии в 1520-1522 годах). В 1523 году он оставляет этот пост, оставаясь священником и богословом. Начальное образование Льюис получает в университете Соломанки, с 1500 года учится вместе со своими братьями Франциско и Антонио Нуньесами Коронел в Париже, где проявил незаурядные способности в логике и философии. В 1504-1509 годах посещает университет Сорбонны. В 1512 году он рукополагается в сан священника, а в 1514 году получает докторантуру. Годы, потраченные в Университетах, не проходят для него напрасно: Льюиса Нуньеса Коронел заметил сам король Карл V. И вот, вначале своей карьеры в 1520 году, Льюис отправляется в свите Карла V во Фландрию, где становится проповедником. Результат этой поездки значителен; Льюис Нуньес получает должность Великого Инквизитора в Брюсселе, где и служит по 1522 год. В истории Испании 1522 год – дата многозначительная, поскольку именно тогда Император Карл V издает законы против лютеран – последователей Мартина Лютера. И уже в 1523-ем году, в Нидерландах костры инквизиции жгут первых мучеников новой веры. Но,несомненно, гуманист и философ Льюис Нуньес Коронел считает недопустимым казнить за религиозные взгляды. В пользу такого предположения, говорят те сведения, которые нам удалось найти о нем в англоязычной литературе. В Брюсселе в 1520-1521 годах завязывается переписка Льюса Нуньеса Коронел с великим философом-гуманистом Эразмом Роттердамским, известным русскому читателю своим произведением «Похвала глупости». Эразм Роттердамский – Льюису Коронел: «Уважаемый сэр Льюис Вивес, дал мне бегло набросок ваших замечательных качеств, зажег в моем сердце огонь желания, заполучить вашу дружбу. Это желание сильно подогревал Людвиг Блэр, который с восторгом охара-ктеризовал Вас, как богослова, литератора и элегантного математика. Как человек, по нынешним временам, полный свежих мыслей и подлинно христианской воли, Вы были известны мне ещё из письма Ги Мориллона. Я сожалею, что не располагаю дружбой таких людей, как Вы…». (Базель,1522). Примечательно, что философу Эразму Роттердамскому рекомендует Льюиса Нуньеса Коронел, всемирно известный философ-гуманист и педагог Хуан Льюис Вивес (6 марта 1492 – 6 мая 1540), происходивший из семьи крещенных испанских евреев, друг Эразма Роттердамского и Томаса Мора автора знаменитой «Утопии». Хуан Льюис Вивес вошел в историю науки как первый философ, оценивший роль эксперимента в познании и автор многочисленных работ по воспитанию детей. В переписке с Роттердамским, Великий Инквизитор Льюис Нуньес Коронел ссылается: «на нехватку времени из-за множества дел, чтобы написать опровержение лютеранства», а в разговорах с Хуаном Льюисом Вивесом, который просит его присутствовать на судебных заседаниях Эразма, признается в своей недостаточной грамотности. Возможно, что это были лишь уловки: Льюис Нуньес Коронел не хотел преследовать инакомыслящих. Мы сознательно не рассказываем в этой книге о зверствах инквизиции, добивавшейся признаний под пытками, сжигавшей людей на кострах. Об этом написано множество книг. Мы хотим обратить внимание наших читателей на совершенно иной факт, мало освещенный в русской литературе. Испанская инквизиция являвшаяся пережитком раннего средневековья, возродившимся в результате алчности и амбиций королей, поставила себе на службу самых образованных людей того времени, которые смогли донести до инквизиторов идеи права и гуманизма, несмотря на многочисленную среду подлецов и мракобесов среди церковнослужителей. В самом начале правления Карла V стоял вопрос о том, что инквизиция – суд, а не расправа на основе голословных обви-нений. Тогда к обвиняемым начали пускать родственников, давать адвокатов. Проверялись свидетели: не были ли они людьми порочными, могли ли видеть и слышать то, о чем свидетельствовали? Как результат такого новшества и возникли оправдательные приговоры. Дальнейшая деятельность Льюиса Коронел непрерывно связана с Эразмом Роттердамским. Сохранилось письмо от 1526 года к Льюису Нуньесу Коронел от монаха Альфонсо Фернандеса: «Преосвященнейший и благородный господин, после публикации Эразмом Роттердамским «Enchiridion» на испанском языке, который Вы, ваша милость определили, как весьма полезную и благонравную книгу, я поручил напечатать в Алькала и послать Вам вместе с моим письмом две пачки копий. Одна для благоговейного господина Архиепископа, другая – для вашей милости. Я считаю свою миссию, выполненной. Теперь хорошо будет для вашей светлости узнать, что францисканский священник в городе Фрай Хуан-де-Сан-Висенте, в большей степени пустослов, чем ученый, пытается разжечь город публичными проповедями, как он уже сделал однажды в Комунерос (Муниципалитет в Кастилии – прим. авторов). В день памяти преподобного Антония, когда духовенство и горожане, и люди из провинций собрались в кафедральном соборе, он произнес бесчисленное хулы на книги Эразма, говоря, что в них содержатся тысячи ересей. Кроме того, он раздавал прокламации, доставая их из складок одежды, и прикрепил одну булавкой к стене кафедры. Я считаю, что копия этого документа должна быть выслана Вам из Алькала, но я прилагаю ещё одну, дабы Вы, Ваша милость могли её видеть. На следующий день я пошел на публичное обсуждение, но никто не встал, чтобы участвовать в диспуте, поскольку все они – братья, кроме того, в резолюции не содержится никаких конкретных вопросов для обсуждения. Затем, монах взмахнул документом, содержащим около десятка статей, которые взяты из Paraclesis, и т.д. (Paraklesis – молитва о здравии, как правило, к Богородице, но может быть и к любому святому – прим. авторов). Я клянусь Вам (Бог мне свидетель!), что из десятка статей не было ни одной, что бы можно было понять; и Эразм не скажет, что приписываемое ему – действительно правда, в некоторых главах он говорит прямо противоположное. В конце концов, я решил выступить против него лицом к лицу, с хорошими аргументами, и без использования софистики. Когда все услышали мои аргументы, поняли суть вопроса и узнали об осмотрительности, оказываемой вашим преподобием в предварительном изучении книг. Когда они увидели, что Вы на то меня уполномочили, и что правдой не было ничего, из сказанного монахом, а лишь передергивания и плохие манеры, этот священник прошипел, и высмеял меня на глазах у всех присутствующих, и прекратил диспут. Но он не остыл после спора и даже входит в дома всех здешних вельмож, выступая публично и конфиденциально против Эразма и против власти господина Архиепископа и членов Совета. Он осмелился сказать, что они были неправы в утверждении книги Эразма к публикации. Истиной является то, что каждый из нас жаждет запретного. Деятельность оного священника заключается в том, чтобы тот, кто ничего не слышал об Эразме, никогда бы не открыл его книгу, а больше он ничего не читал, кроме «Enchiridion». Хотя я и живу здесь, но не являюсь главным пострадавшим в этом деле. Бога и Церковь наибольшим образом затрагивает автор, который вредит себе, пороча доктрину, которая может быть полезна многим христианам, а члены совета – скромные монахи; Надо быть немного умнее глупца, чтобы осудить за ересь защитников христианской религии, людей пользующихся авторитетом в обществе. И это касается не в последнюю очередь и Ваше Преосвященство, чьи утверждения и рекомендации книги Эразма были опубликованы.Конечно, если этот человек говорит совершенное безумие или некоторые вещи из детского катехизиса, очевидно, ему не придется рассчитывать на широкую поддержку публики. Но высказывания его, до сих пор, никем не оспаривались, очевидно, в надежде, что его речам не будет прида-но значение. Я пишу вам, Ваша Милость, дабы информировать через Вас господина Архиепископа, а также членов Совета, чтобы Вы его наказали или, по крайней мере, восстановили с амвона честь тех, кого он опорочил. Искренне надеюсь, что Вы согласитесь со мной, и окажите тем самым услугу Господу, что заглушит мою невежливость и назойливость. Да сохранит Вас Господь! С нижайшим поклоном, Паленция. 10 сентября 1526. Целую Вашу Светлость. Ваш слуга Алонсо Фернандес». В 1527 году Льюис Нуньес Коронел становится секретарем Архиепископа Севильи Альфонсо Монрегуа, и в том же году, согласно письму Хуана Луиса Вивеса к Эразму Роттердамскому, Льюис назна-чается на должность епископа в Лас-Пальмас на Канарских островах. Архиепископ Монрегуа использовал познания в логике и богословии Льюиса Нуньеса в своих целях. Например, в 1527 году он посылает Льюиса Коронел с тайной миссией в Толедо, с целью помочь аресто-ванному инквизицией г-ну Ортису. 6 апреля 1529 года, Франциско Ортис, поднялся на кафедру в Сан-Хуан-де-лос-Рейес в Толедо и прочитал столь яркую проповедь, что монах-францисканец стащил его с кафедры, а испанские инквизиторы тут же бросили в тюрьму. Целью поездки г-на Льюиса Коронел было показать Ортису ошибки в его рассуждениях и заставить отказаться от своих утверждений так, чтобы дело не приняло трагический оборот. По прибытии в Толедо, Льюис Коронел использует свои познания в логике, дабы отвести максимум обвинений от Ортиса. Согласно линии защиты, построенной Льюисом Нуньесом: суду стало ясно, что по некоторым пунктам Франциско Ортис не утверждал того, в чем его обвиняют, что некоторые свидетели весьма сомнительны. Инквизиция, конечно же, заставила Ортиса публично отказаться от своих взглядов, покаяться в неповиновении священноначалию, в помощи еретикам, и запретила в течение пяти лет читать проповеди. Его препроводили во францисканский монастырь Торрекагуна, служивший тюрьмой. Но в те времена, это был весьма благополучный исход дела. Процесс над Ортисом длился с 1529 по 1532 год. Скончался Льюис Нуньес Коронел – Великий Инквизитор Фландрии, епископ Канарских островов, математик и философ-гуманист в 1531 году, за год до оглашения приговора Франциско Ортису. Известно и еще об одном теологе Пабло Коронел – брате Авраама Сениора (Коронел), который, как и он родился в Сеговии. Пабло принял католическую веру гораздо раньше Дона Авраама, еще до изгнания евреев из Испании в 1492 году, сохраняя фамилию Сениор. После крещения его старшего брата Дона Авраама, он также принял дворянскую фамилию Коронел. Получил образование раввина, был знатоком иврита, библейской литературы и поэтому его назначили профессором иврита в университет Саламанки. Пабло Коронел помогал Кардиналу Хименсу в издании библейски книг на трех языках: иврите, греческом и латыни. Это – первый вклад в сравнительную библеистику. Теперь богословы могли самостоятельно построчно сверять оригинал с переводом, тем самым, проясняя ряд спорных вопросов. До этого им приходилось использовать рукописные свитки, которые были достаточно редкими, дорогими и зачастую содержали ошибки. Богословские традиции в семье Коронел были достаточно крепкие. Сын Авраама Сениора (Коронел) – Пабло Нуньес Коронел (1488–1534),(племянник Пабло Коронел – издателя много-языковой Библии), преподавал теологию в университете Сорбонны, и тоже, как и Великий Инквизитор Фландрии, Льюис состоял в переписке с Эразмом Роттердамским. Нам известен еще один теолог из этой семьи – Григорио Нуньес Коронел, который родился в Португалии, (годы жизни с 1548 по 1620). В раннем возрасте он постригается в монахи Ордена Святого Августина в одном из монастырей Португалии. Вскоре после своего рукоположения в священники он стал знаменит как глубокий богослов и яркий проповедник. В зените славы Григорио покидает Португалию, становится священником и проповедником при дворе Герцога Савойского. Его вызывают в Рим, где он защищает степень доктора богословия. Он много проповедует в Риме, как раз в то время, когда католическую Церковь раздирают споры между иезуитами и доминиканцами о действии Божественной Благодати. (Считалось, что во время цер-ковных таинств, сам Святой Дух невидимым образом присутствует и совершает определенные действия – это и есть проявление Боже-ственной Благодати) Благодаря своей известности, Григорио Нуньес Коронел становится секретарем Папы Климента VIII. Эту должность за ним оставляет и следующий Папа – Пауль V. Но из-за преклонного возраста, (тогда Григорио было уже шестьдесят лет), он отказывается от столь почетного поста. В 1620 году Григорио Нуньес Коронел принимает участие в собрании ордена монахов-августинцев, в качестве представителя Сардинии. Дж. Коронелли, Е.А. Иванов. Москва. перевод письма с немецкого 2011 год ИЗ КНИГИ КОРОНЕЛЛО - АНТОН КОРОНЕЛЛИ - ГЛАВНЫЙ ПОПЕЧИТЕЛЬ БОЛГАРСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ http://www.proza.ru/2010/09/28/120

ДЖУЛИЯ КОРОНЕЛЛИ: Виталий не- нет у меня псевдонима- дубина



полная версия страницы